РЕПОРТАЖ: “Мая першая і ўлюбёная славянская краіна” – как иностранцы приехали в Беларусь учить мову

Участники курсов в национальных белорусских костюмах

Их было пятеро – из России, Японии, Чехии. Они приехали в Минск, чтобы изучать белорусский язык. Две недели провели в летней школе, организованной впервые для иностранцев в Минском государственном лингвистическом университете. О том, кто эти энтузиасты и какой они увидели Беларусь и ее жителей – в репортаже корреспондента БЕЛТА.

Знакомьтесь: Наокi Кацумiёвiч Ўатанабэ. Он настаивает, чтобы в Беларуси его называли именно так. Ему 23 года, весной окончил Софийский университет Токио и в ожидании начала обучения по программе “Эразмус” решил посвятить летние каникулы любимому занятию – изучению редких языков.

РЕПОРТАЖ: "Мая першая і ўлюбёная славянская краіна" - как иностранцы приехали в Беларусь учить мову

Наоки в музее Великой Отечественной войны

Молодой человек давно свободно владеет японским, английским и венгерским языками. А в качестве хобби осваивает такие языки, которые не то чтобы не знакомы широкой аудитории – даже их названия малоизвестны, не говоря уже о звучании и значении самих слов. Наоки пишет, читает и изъясняется на калмыцком, маньчжурском, крымско-татарском языках, а также на гуарани (официальный язык Парагвая), мокшанском и эрзянском языках (государственные языки Мордовии).

Однажды в орбиту его интересов попал и белорусский язык. Название страны он впервые встретил в книге об истории Второй мировой войны. А вот желание начать говорить по-белорусски возникло вместе с романтическим чувством – парень влюбился в девушку из Беларуси, которая училась с ним в одной школе. Вскоре она уехала из Японии, но он увлечение белорусским языком не оставил.

Спустя несколько лет они встретятся в Шотландии, куда переехала девушка, и после разговора с Наоки она признается ему: “Теперь ты говоришь по-белорусски даже лучше, чем я”.

Гимн в помощь

Когда мы встретились с Наоки в Минске и начали общаться по-белорусски, я пребывала в легком смятении. Признаюсь честно: узнав о двухнедельных курсах белорусского для иностранцев, сильно сомневалась, что за такой короткий срок можно научить человека понимать и изъясняться на другом языке. Но в случае с Наоки стандартные схемы и представления вообще не работают. К моему удивлению, он вполне свободно общался по-белорусски, рассказывал о себе и своих впечатлениях.

РЕПОРТАЖ: "Мая першая і ўлюбёная славянская краіна" - как иностранцы приехали в Беларусь учить мову

Первые пару минут было нелегко настроиться на нужную волну – все-таки в японском варианте белорусский звучит совсем по-иному, некоторые слова Наоки приходилось повторять по несколько раз, прежде чем становилось понятно, о чем он говорит. Белорусский язык, певучий и мягкий, из уст Наоки звучит резко и даже воинственно. Например, ответ на вопрос “Як вы пачалi вывучаць беларускую мову?” молодой человек повторил раз пять, прежде чем стало понятно – очень уж он был неожиданным по смыслу и сложным в произношении из-за особенного фрикативного белорусского “г”. “Гiмн, я слухаў гiмн”, – удивил японец.

Основы языка Наоки выучил благодаря интернету, а в Беларусь приехал преимущественно ради разговорной практики. И признается, что поначалу был несколько разочарован: “Калі я прыляцеў у аэрапорт, гэта была, шчыра кажучы, велізарная шкада”. Информация на табло и стендах – по-русски, по-английски и даже по-китайски. Молодого человека огорчало, что люди, к которым он обращался, не всегда отвечали по-белорусски.

“Я вывучаю беларускую мову, таму што люблю Беларусь, гэта мая першая і ўлюбёная славянская краіна. Я прыехаў з Японіі, бо хачу размаўляць па-беларуску. У Японіі ёсць шмат магчымасцяў вывучаць рускую мову. Нават ёсць інстытут рускай мовы ў Токіа, ёсць усеяпонскі конкурс рускай мовы. Калі б я хацеў гаварыць па-руску, я бы застаўся ў Японіі!” – не сдерживает эмоций молодой человек.

РЕПОРТАЖ: "Мая першая і ўлюбёная славянская краіна" - как иностранцы приехали в Беларусь учить мову

За время обучения в летней школе он успел познакомиться с шестью японскими студентами, которые учатся в МГЛУ: “Ніхто з іх не размаўляе па-беларуску! Чаму? Я ім казаў, што не трэба было ехаць так далёка ў Мінск, каб вучыць рускую мову, гэта можна зрабіць у Японіі”.

С патетикой и категоричностью, свойственными его возрасту, Наоки пишет стихи.

“…Беларуская мова, яна найпрыгажэйшая.

Гордасць народа нашага, багатая и моцная!

Калі бы заўтра загінула беларуская мова,

То я гатовы загінуць сёння, калі гэта неабходна!

Паклон табе ад сэрца, каханая Беларусь,

У Японіі ты маеш захавальніка тваёй мовы!”

Ноу-хау МГЛУ

Эмоциональность Наоки вполне объяснима. Преодолеть десятки тысяч километров и посвятить две недели лета не отдыху на пляже, а изучению не очень распостраненного иностранного языка мог лишь человек увлеченный.

“Все, кто к нам приехал – это не случайные люди, – поясняет заведующий кафедрой белорусского языка и литературы МГЛУ, кандидат филологических наук Петр Васюченко. – Как правило, участниками летних языковых школ становятся люди науки и образования, занимающиеся славистикой”.

РЕПОРТАЖ: "Мая першая і ўлюбёная славянская краіна" - как иностранцы приехали в Беларусь учить мову

РЕПОРТАЖ: "Мая першая і ўлюбёная славянская краіна" - как иностранцы приехали в Беларусь учить мову

Участники курсов во время экскурсии в музее Максима Богдановича

Приезд в Минск пяти человек для участия в программе Петр Васюченко считает хорошим результатом, если учесть, что это первый для университета опыт и никакой особой рекламы не было. А для самих слушателей в этом есть даже преимущество – занятия почти индивидуальные, позволяют учесть уровень знаний каждого.

“Нам хочется, чтобы про Беларусь и наш университет узнали больше в мире, чтобы белорусский язык изучали иностранцы, – добавил он. – Поэтому решили организовать летнюю школу. Ведь у нас есть все необходимое для обучения именно иностранцев – и методики отработанные, и педагоги, имеющие опыт преподавания белорусского языка как иностранного, и пособия, и учебники. Есть опыт сотрудничества с другими летними школами, волонтеры, методическая база, интернат, где можно разместить слушателей”.

Специалисты утверждают, что по оригинальным методикам, разработанным в МГЛУ, за две недели иностранца, вовсе не говорящего по-белорусски, можно научить читать, писать и высказываться, это базовый курс. Возможно обучение как при помощи языка-посредника, так и без него (когда преподаватель и слушатель не знают общего языка для пояснений). Обучение по такой методике обошлось участникам летней школы в символические 100 евро. За дополнительную небольшую плату университет предоставил им жилье и организовал питание. Отдельно оплачивались посещения музеев, культурная программа. Зарубежные гости получали языковую практику во время экскурсий в музей Великой Отечественной войны, Белорусский государственный музей народной архитектуры и быта, музей Максима Богдановича, литературный музей Янки Купалы в Минске и его филиал в Вязынке.

РЕПОРТАЖ: "Мая першая і ўлюбёная славянская краіна" - как иностранцы приехали в Беларусь учить мову

Запись в гостевой книге филиала музея Янки Купалы в Вязынке

География жизни

Некоторые из участников летней школы иногда отклонялись от общей программы, по своей инициативе выбирая объекты для посещения. Так, пока вся группа осматривала экспозицию музея Максима Богдановича, где и встречалась с ними корреспондент БЕЛТА, один из иностранных гостей уехал в Национальную библиотеку. Это был еще один японец – Юсукэ Суми. Пообщаться с ним удалось позже дистанционно и, конечно, первым делом интересовало, что же он искал в библиотеке. “Кнігі пра беларускіх ромаў (цыганаў), таму што раблю даследаванне пра іх”, – таков был его ответ.

РЕПОРТАЖ: "Мая першая і ўлюбёная славянская краіна" - как иностранцы приехали в Беларусь учить мову

Юсукэ Суми (или Юзік, как он называет себя на белорусский манер) частый гость в Беларуси – он приезжает сюда уже в пятый раз. Добираться-то ему относительно недалеко – из Румынии. В Трансильвании он руководит Японским культурным центром в одном из университетов и преподает цыганский язык (романи). Вот как бывает в жизни: Юсукэ родился в Токио, увлекся языками, в особенности латинским, и захотел совершенствовать знания в европейской стране, где говорят на языке романской группы. Нашел в Японии курсы румынского и поехал учиться в Трансильванию, а потом в Венгрию. Уже там осознал, что в Европе очень желательно знать один из славянских языков, и выбрал белорусский.

В свои 35 лет Юсукэ свободно говорит по-японски, по-румынски, по-английски, по-венгерски и на романи. Белорусский, как он сам признается, дается тяжело. “Няма дзе і з кім практыкаваць. Гэта цяжкасць беларускай мовы. Таму такая летняя школа вельмі важна для замежнікаў, якія хочуць вывучаць беларускую мову”, – поясняет он.

Как японец и русский нашли общий белорусский язык

Алексей Шаповалов приехал в Минск на курсы белорусского языка из Москвы. Как и другие слушатели, он также не случайно попал в группу. В прошлом году уже был в похоже летней школе в Полоцке. Правда, тогда курсы длились всего одну неделю, и Алексей решил для себя, что этого мало и нужно будет повторить.

РЕПОРТАЖ: "Мая першая і ўлюбёная славянская краіна" - как иностранцы приехали в Беларусь учить мову

Интерес к белорусскому языку у него профессиональный – он филолог, занимается изучением древнерусской литературы.

Пожалуй, ему изучение белорусского языка дается легче, чем другим участникам курсов. “Немного непривычно управление глаголов, употребление местоименных форм. Иногда думаешь, что нужно использовать одну модель, а на самом деле – другую. Пока не совсем понятно, какой способ словообразования или модель в каком случае использовать, – объясняет Алексей. – Но относительно японцев мне однозначно легче. А вот слушательница из Чехии Элена по основной специальности знает украинский язык, поэтому ей, наверное, проще всего”.

Любопытно, что для участников летней школы белорусский язык нередко становился языком-посредником в общении между собой. “Забавно было ходить куда-то с японскими слушателями, потому что они по-русски или совсем не говорят, или говорят мало. По-белорусски они понимают и изъясняются значительно лучше. Если нужно было что-то им объяснить, я переходил на белорусский, который, впрочем, знаю не так хорошо, как они”, – рассказывает Алексей.

Любимое слово

Каждому из слушателей летней школы, с которыми удалось пообщаться, я задавала вопрос про любимое слово по-белорусски. Ответы оказались любопытными.

Наоки: “Больш за усё мне падабаецца слова “калі”. Сярод усіх моў, якія я вывучаю, толькі ў беларускай гэта слова спалучае адразу некалькі сэнсаў – “когда” і “если” у рускай мове, “if” і “when” у англійскай”.

Алексей: “Очень нравится “калі ласка” и вспоминаются строки стихов Петруся Бровки: “Калі ласка!.. – нашай роднай мовы шчырыя і ветлівыя словы”. Еще меня удивляли и забавляли некоторые словоформы и выражения. Например, “крышачку хутчэй”. Такая словоформа есть и в русском языке, но в белорусском она в другом значении, но тоже очень уместно звучит”.

РЕПОРТАЖ: "Мая першая і ўлюбёная славянская краіна" - как иностранцы приехали в Беларусь учить мову

Юсукэ: “Лецішча (дача. – Прим. БЕЛТА). Пасля школы я быў у лецішчы сябра ў вёсцы у першы раз, і мне вельмі спадабалася”.

Екатерина КРИШЕНИК,

ФОТО Андрея ПОКУМЕЙКО и из личного архива героев репортажа,

БЕЛТА.

Источник

Читайте также

оставить свой комментарий

Войти с помощью: