Больше 900 случаев в сутки: вышла ли Беларусь на плато и когда пройдет пик? Объясняет профессор

Во время пандемии коронавируса всех интересует, когда количество случаев пойдет на спад. Как понять, прошли мы уже пик или нет? И что хорошего в плато, когда США и Великобритания на этом плато уже больше месяца? Глава литовского Центра профилактики инфекционных заболеваний и СПИДа (ULAC), профессор Саулюс Чаплинскас в интервью TUT.BY объяснил, как развивается пандемия и как понять, что начались позитивные сдвиги.

«Когда процент позитивных в день 3% и меньше, вы уже начинаете справляться с эпидемией»

— С начала вспышки в Беларуси зарегистрировано почти 26 тысяч человек, инфицированных COVID-19. Среди них и те, кто болеет в легкой форме, и в тяжелой… Почти 8 тысяч уже выздоровели, 146 умерли. Уже восемь дней у нас практически одинаковый прирост новых случаев в сутки — более 900. Примерно 8−8,7% от количества сделанных за день тестов.

— Объясню, как обычно развивается алгоритм тестирования на коронавирус. Сначала тестируются те, у кого есть симптомы. Далее, когда у государства больше тестов и возможностей, начинают тестировать тех, у кого легкие симптомы, потом тестируются все контактные. Дальше начинают тестировать коллективы людей и всех желающих и в конце приходят к тому, что тестируют всех или определенные группы каждую неделю.

Понятно, что если не будешь тестировать, ничего не найдешь, но нужно достичь такого результата, чтобы позитивных из всех протестированных в день было не больше 3%. Когда вы еще больше расширите группы тех, кого тестируете, включите в них бессимптомных, а процент позитивных в день будет падать и достигнет 3% и меньше, это будет означать, что страна справляется с эпидемией. Тогда можно сказать, что начался спад. Еще один показатель спада, когда выздоровевших в день больше, чем новых случаев. Так, по сообщениям СМИ, было в Китае.

Больше 900 случаев в сутки: вышла ли Беларусь на плато и когда пройдет пик? Объясняет профессор

— То есть надо расширить группы тестируемых и помимо медиков, контактов заболевших, пациентов с пневмониями тестировать еще кого-то?

— От кого люди заражаются COVID-19? 40% всех заражений идет от тех, у кого есть симптомы, а 45% случаев заражаются от бессимптомных, у которых эти симптомы еще не появились или они такие, что человек их даже не замечает. Подумает, что грипп или просто диарея, сейчас клиника очень сложная и среди симптомов может быть все что угодно.

5% людей заражаются от тех, у кого никогда никаких симптомов не будет, и об этих людях мы не узнаем, если никто не будет их тестировать лабораторным методом. И только 10% инфицируются от зараженных поверхностей.

Если все время тестировать только тех, у кого есть симптомы, то ответ на инфекцию затянется, так как предсимптомные будут тихо ее распространять. С другой стороны, почему сначала обращают внимание на симптомы? Те, у кого они есть, выделяют больше вируса. Они более заразны, чем те, у кого симптомы легкие.

Больше 900 случаев в сутки: вышла ли Беларусь на плато и когда пройдет пик? Объясняет профессор

Для того, чтобы заразиться, надо, чтобы нужная доза вируса попала в организм нужным путем. Значит, тот, у кого есть симптомы, особенно опасен для врачей, медперсонала, если он в больнице. Или для семьи или коллег, если он не госпитализирован. Поэтому мы говорим о том, что надо расширять группы для тестирования, надо, возможно, включать даже отдельные коллективы. Если где-то в каком-то коллективе нашли вирус, может быть, надо быстро проверять всех сотрудников.

«Плато подразумевает, что вы на него вышли и больше количество случаев не растет»

— У нас восемь дней прирост более 900 случаев в сутки. Можно сказать, что мы вышли на плато?

— Во всяком случае, это показывает, что вы пока в нарастающей фазе. Ну и что, что это плато? Если оно все время будет точно таким же — 8,7% позитивных от всех тестируемых за день, то до 3% по-прежнему будет очень далеко.

— Что же тогда плато во время пандемии?

— Плато означает, что нет сильного роста новых случаев инфекции. В начале пандемии очень опасно, когда количество новых случаев растет очень быстро. Больницы могут не справиться с больными, не хватит мест и так далее. И идея в том, чтобы отодвинуть этот пик, чтобы он был как можно позже и ниже, чтобы мы успели к нему подготовиться. Для этого и вводились карантины.

Если выйти на плато, когда количество новых случаев не растет, а медики справляются, система не перегорит. Не надо будет, как в военное время, выбирать, кого спасать. Хватит сил на всех. Не всех спасут, конечно, но хотя бы постараются.

— Судя по вашему описанию, Беларусь сейчас все-таки на плато.

— Но если нет снижения, значит, что усилий, которые применяются, не хватает. Можно быть на очень плохом плато все время. Но цель не в этом, а в том, повторюсь, чтобы было не более 3% позитивных в день от всех тестируемых.

Больше 900 случаев в сутки: вышла ли Беларусь на плато и когда пройдет пик? Объясняет профессор

— Как долго Беларусь может пробыть на плато?

—  В худшем случае — пока все не переболеют.

— 100% населения?

— По логике, хватает 60−70%, тогда, может быть, пойдет на спад. Но такую гипотезу можно было выдвигать две-три недели назад. Теперь есть сомнения по поводу того, развивается устойчивый иммунитет или нет, особенно у тех, кто переболел в легкой форме. Поэтому остается только одно — как можно больше усилий уделять быстрому тестированию, изоляции и лечению, и не только симптомных, но и бессимптомных, их контактов. На примере Литвы видно, что особое внимание надо уделять медучреждениям, что и так понятно, пансионатам, где живут пожилые люди, хосписам — там очень быстро распространяется вирус. То же можно сказать и о других коллективах — о тюрьмах, армии. Не важно, что там молодые люди, но они тоже могут болеть, инвалидность может остаться.

«При ПЦР-реакции 30−40% результатов тестов могут быть ложноотрицательными»

— Мы проанализировали ситуацию в других странах и заметили, что плато в Бельгии, Нидерландах и Португалии длилось примерно три недели, затем начался спад. С чем это могло быть связано? Ведь есть страны, где это длилось и меньше трех недель, а есть те — где уже больше месяца, в США например, Великобритании.

— Очень просто: это зависит от того, насколько быстро и эффективно начали тестировать те группы, которые я перечислил. И нужно понимать, что при ПЦР-реакции (полимеразная цепная реакция, этим способом делают тесты во всем мире, и в Беларуси в том числе. — Прим. TUT.BY) — 30−40% результатов тестов могут быть ложноотрицательными. Надо как можно быстрее вводить двойное тестирование: и ПЦР, и на антитела. Это улучшает диагностику. ПЦР показывает инфекцию с первых дней до тридцатого дня, а потом — нет, потом могут выявиться антитела. Поэтому людей, которые заразились вирусом три недели назад, нет смысла проверять методом ПЦР. А вот тестом на антитела — есть смысл.

— США на плато больше месяца, почему никак нет спада?

— Там очень высокая плотность людей, а сколько там тех, кто не придерживается правил гигиены? И просто опоздали в тестировании.

— Как Беларуси понять, что мы уже на пике?

—  Надо каждый день смотреть, начинает ли уменьшаться процент новых случаев к количеству протестированных. Когда вы увидите, что день изо дня процент выявляемых идет на спад, это уже позитивные сдвиги.

— Тогда мы пройдем пик?

— Скажем так. Но может быть и второй пик, вторая волна.

— А кого тестируют в Литве?

— В целом те же группы, что и в Беларуси, но у нас сейчас начали тестировать желающих, их на тестирование приглашают, выдают что-то вроде талона.

— Бесплатно?

— Да, к сожалению, нет возможности заплатить и быстро протестироваться. И это плохо.

—  Если в компании заболел один сотрудник, у вас тестируют всех его коллег?

— Смотрят, кто был в его окружении, кто пользовался тем же коридором, туалетом. Если не пересекаются, то не будут пока что проверять, а было бы неплохо, чтобы проверяли вообще всех. Это и есть расширение группы тестирования — step by step.

— У нас страна компактная, но даже в такой стране может быть так, что мы в Минске пик пройдем, а другие регионы пройдут его позже? Или вся страна это все одновременно проходит?

— Нет, ни в коем случае. Нужно смотреть максимально локально, и лучше, чтобы карантины и какие-то социальные ограничения были в том числе и локальными. Одно дело закрыть страну, чтобы не въехали иностранцы, другое — регион, чтобы никто туда не мог въехать и оттуда выехать. Так делали китайцы. Точно так же можно закрыть на карантин одну школу, где произошла вспышка, а не все школы в городе.

Источник

Читайте также

оставить свой комментарий